Preview

Вопросы экономики

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Только для подписчиков

Межотраслевые эффекты торговой интеграции России в ЕАЭС

https://doi.org/10.32609/0042-8736-2017-10-123-139

Полный текст:

Аннотация

В статье с использованием методологии межотраслевого анализа уточняются представления о значимости отраслей в качестве потребителей и производителей промежуточной продукции и оценивается влияние интеграции в торговле товарами со странами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) на выпуск и отдельные экономические показатели для России по видам деятельности. Показано, что структура выгод от торговой интеграции трансформируется при переходе к анализу в терминах добавленной стоимости: в химическом комплексе и машиностроении выгоды сокращаются, несмотря на сохранение лидирующих позиций этих отраслей, а в сфере услуг и промежуточных производствах, и прежде всего в добыче полезных ископаемых, - напротив, растут.

Об авторах

Д. И. Галимов
Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП); Институт народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН; Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ)
Россия
ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), с.  н.  с. Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН, с.  н.  с. Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ) (Москва)


А. А. Гнидченко
Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП); Институт народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН; Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ)
Россия
к.  э.  н., ведущий эксперт ЦМАКП, м.  н.  с. ИНП РАН, с.  н.  с. НИУ ВШЭ


Е. М. Сабельникова
Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП); Институт народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН; Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ)
Россия
ведущий эксперт ЦМАКП, м.  н.  с. ИНП РАН, н.  с. НИУ ВШЭ


В. А. Сальников
Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП); Институт народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН; Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ)
Россия
к.  э.  н., руководитель направления ЦМАКП, зав. лаб. ИНП РАН, в.  н.  с. НИУ ВШЭ


Список литературы

1. Апокин А. Ю., Гнидченко А. А., Сабельникова Е. М. (2017). Потенциал импортозамещения и выгоды от экономической интеграции: дезагрегированные оценки // Экономическая политика. № 2. С. 44-71

2. Баранов Э. Ф., Ким И. А., Пионтковский Д. И., Старицына Е. А. (2014). Вопросы построения таблиц «затраты - выпуск» России в международных классификаторах // Экономический журнал ВШЭ. Т. 18, № 1. С. 7-42

3. Гнидченко А. А. (2016). Потенциальные выгоды от интеграции для стран группы БРИКС: возможности роста экспорта на уровне товарных групп // Экономическая теория и хозяйственная практика: глобальные вызовы. Материалы международной конференции «Эволюция международной торговой системы: проблемы и перспективы - 2016». СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, С. 24-33

4. ЕАБР (2012). Комплексная оценка макроэкономического эффекта различных форм глубокого экономического сотрудничества Украины со странами Таможенного союза и Единого экономического пространства в рамках ЕврАзЭС. СПб.: Евразийский банк развития, Центр интеграционных исследований

5. Захарченко Н. Г. (2014). Структурное ядро экономической системы региона: методы оценки // Пространственная экономика. № 3. С. 111-137. [

6. Кадочников П., Кнобель А., Синельников-Мурылев С. (2016). Открытость российской экономики как источник экономического роста // Вопросы экономики. № 12. С. 26-42

7. Сабельникова Е. М. (2016). Подходы к оценке эффектов экономической интеграции на уровне отраслей: обзор мирового опыта // Научные труды: Институт народно-хозяйственного прогнозирования РАН. № 1. С. 433-460

8. Сальников В. А., Гнидченко А. А., Галимов Д. И. (2016). Оценка отраслевых эффектов интеграции России, Белоруссии и Казахстана за счет производственной кооперации // Проблемы прогнозирования. № 1. С. 134-148

9. Широв А. А., Саяпова А. Р., Янтовский А. А. (2015). Интегрированный межотраслевой баланс как элемент анализа и прогнозирования связей на постсоветском пространстве // Проблемы прогнозирования. № 1. 11-21

10. Balassa B. (1965). Trade liberalization and revealed comparative advantage. Manchester School of Economic and Social Studies, Vol. 33, No. 2, pp. 99-123.

11. Beņkovskis K., Pastušenko J., Wörz J. (2014). Assessing the full extent of trade integration between the EU and Russia - a global value chain perspective. Focus on European Economic Integration, Vol. 3, pp. 31-47.

12. Foster N., Stehrer R., Timmer M. (2013). International fragmentation of production, trade and growth: Impacts and prospects for EU member states (Research Report, No. 387). Vienna: Vienna Institute for International Economic Studies.

13. Ghosh A. (1958). Input-output approach in an allocation system. Economica, Vol. 25, No. 97, pp. 58-64.

14. Gretton P. (2013). On input-output tables: Uses and abuses (Staff Research Note). Canberra: Productivity Commission.

15. Hasebe Y., Shrestha N. (2006). Economic integration in East Asia: An international input-output analysis. World Economy, Vol. 29, No. 12, pp. 1709-1735.

16. Kalra S. (2010). ASEAN: A chronicle of shifting trade exposure and regional integration. IMF Working Paper, No. WP/10/119.

17. Leitner S.M., Stehrer R. (2014). Trade integration, production fragmentation and performance in Europe - blessing or curse? A comparative analysis of the new member states and the EU-15 (Research Report No. 397). Vienna: Vienna Institute for International Economic Studies.

18. Leontief W. (1944). Output, employment, consumption and investment. Quarterly Journal of Economics, Vol. 58, No. 2, pp. 290-314.

19. Mori T., Sasaki H. (2007). Interdependence of production and income in Asia-Pacific economies: An international input-output approach. Bank of Japan Working Paper Series, No. 07-E-26.

20. Oosterhaven J. (1988). On the plausibility of the supply-driven input-output model. Journal of Regional Science, Vol. 28, No. 2, pp. 203-217.

21. Oosterhaven J., Stelder D. (2002). Net multipliers avoid exaggerating impacts: With a bi-regional illustration for the Dutch transportation sector. Journal of Regional Science, Vol. 42, No. 3, pp. 533-543.

22. Planting M. A., Guo J. (2002). Increasing the timeliness of U.S. annual I-O accounts. BEA Working Papers, No. WP2002-04.

23. Pula G., Peltonen T.A. (2009). Has Emerging Asia Decoupled? An analysis of production and trade linkages using the Asian International Input-Output Table. ECB Working Paper Series, No. 993.

24. Sancho F. (2013). Some conceptual difficulties regarding ‘net’ multipliers. Annals of Regional Science, Vol. 51, No. 2, pp. 537-552.

25. Timmer M. P., Dietzenbacher E., Los B., Stehrer R., de Vries G. J. (2015). An illustrated user guide to the World Input-Output Database: The case of global automotive production. Review of International Economics, Vol. 23, No. 3, pp. 575-605.


Для цитирования:


Галимов Д.И., Гнидченко А.А., Сабельникова Е.М., Сальников В.А. Межотраслевые эффекты торговой интеграции России в ЕАЭС. Вопросы экономики. 2017;(10):123-139. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2017-10-123-139

For citation:


Galimov D., Gnidchenko A., Sabelnikova E., Salnikov V. Inter-industry effects from Russian trade integration into the EAEU. Voprosy Ekonomiki. 2017;(10):123-139. (In Russ.) https://doi.org/10.32609/0042-8736-2017-10-123-139

Просмотров: 35


ISSN 0042-8736 (Print)