Preview

Вопросы экономики

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Только для подписчиков

Прямые иностранные инвестиции в реальный сектор российской экономики: взгляд с микроуровня и прогноз до 2017 года

https://doi.org/10.32609/0042-8736-2015-6-25-44

Полный текст:

Аннотация

В статье предложена двухшаговая методика анализа объемов и отраслевой структуры прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в реальный сектор экономики России, основанная на эконометрической модели Хекмана. Методика имеет две значимые особенности: 1) позволяет учесть факторы притока ПИИ на разных уровнях агрегации (микро-, отраслевом и макро-);2) применима для построения прогноза ПИИ по отраслям. Прогноз на основе модели показал, что в 2015 г. ожидается значимый спад ПИИ в реальный сектор, при этом он будет фронтальным, и под действием кризиса структура ПИИ сместится в сторону сырьевых секторов. Однако уже к 2017 г., согласно оценкам в рамках пессимистического сценария прогноза ЦМАКП, практически полностью восстановятся как объем, так и секторальная структура ПИИ.

Об авторе

А. Н. Могилат
Центр макро-экономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП); Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН (Москва)
Россия
эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), аспирант Института народнохозяйственного прогнозирования РАН (Москва)


Список литературы

1. Сальников В. А., Могилат А. Н., Маслов И. Ю. (2012). Стресс-тестирование компаний реального сектора для России: первый подход (методологические аспекты) // Журнал Новой экономической ассоциации. № 4. С. 46-70

2. Blonigen B. A. (2005). A review of the empirical literature on FDI determinants. Atlantic Economic Journal, Vol. 33, No. 4, pp. 383-403

3. Brenton P., Mauro F. D., Lucke M. (1999). Economic integration and FDI: An empirical analysis of foreign investment in the EU and in Central and Eastern Europe. Empirica, Vol. 26, No. 2, pp. 95-121.

4. Buch C., Kleinert J., Lipponer A., Toubal F. (2005). Determinants and effects of foreign direct investment: Evidence from German firm-level data. Economic Policy, Vol. 20, No. 41, pp. 51-110.

5. Driffield N., Jones C., Crotty J. (2013). International business research and risky investments. An analysis of FDI in conflict zones. International Business Review, Vol. 22, No. 1, pp. 140-155.

6. Dunning J. (1993). Multinational enterprises and the global economy. Wokingham, England and Reading, MA: Addison Wesley.

7. Ho O.C.H. (2004). Determinants of FDI in China: A sectoral analysis. Perth: School of Economics and Commerce, University of Western Australia.

8. Mukim M. (2014). The determinants of FDI choices: The importance of investment climate and clustering. In: K. Kourtit, P. Nijkamp, R. Stimson (eds.). Applied regional growth and innovation models. Berlin and Heidelberg: Springer-Verlag.

9. Resmini L. (2000). The determinants of foreign direct investment in the CEECs. Economics of Transition, Vol. 8, No. 3, pp. 665-689.

10. Roberts B. M., Thompson S., Mikolajczyk K. (2008). Privatization, foreign acquisition and the motives for FDI in Eastern Europe. Review of World Economics, Vol. 144, No. 3, pp. 408-427.

11. Wheeler D., Mody A. (1992). International investment location decisions: The case of U.S. firms. Journal of International Economics, Vol. 33, No. 1-2, pp. 57-76.


Для цитирования:


Могилат А.Н. Прямые иностранные инвестиции в реальный сектор российской экономики: взгляд с микроуровня и прогноз до 2017 года. Вопросы экономики. 2015;(6):25-44. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2015-6-25-44

For citation:


Mogilat A. FDI Inflows into Russian Real Sector: Microeconomic Foundations and Forecasting. Voprosy Ekonomiki. 2015;(6):25-44. (In Russ.) https://doi.org/10.32609/0042-8736-2015-6-25-44

Просмотров: 68


ISSN 0042-8736 (Print)