Preview

Вопросы экономики

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Только для подписчиков

Макроэкономическая политика в эпоху пандемии: что говорит модель IS-LM?

https://doi.org/10.32609/0042-8736-2021-2-35-47

Полный текст:

Аннотация

В статье рассматривается, как пандемия COVID-19 влияет на макроэкономическую политику, задавая динамику процентных ставок в краткосрочном и среднесрочном периоде для развитых стран и стран с развивающейся (переходной) экономикой. В качестве инструмента анализа выбрана макроэкономическая модель общего равновесия IS-LM, которая позволяет выделить механизмы трансляции эффектов пандемии и соответствующей государственной политики на процентные ставки. Отмечены принципиальные различия ситуации в странах, которые уже к началу пандемии находились в ловушке ликвидности, и в странах, где такая ситуация не возникла. Продемонстрированы ограниченная эффективность монетарной политики для восстановления экономической активности в обеих группах стран и потребность в фискальном стимулировании для уменьшения степени неопределенности. В этих условиях возможности долгового финансирования дополнительных расходов, функционирование финансового сектора и обеспечение макропруденциальной стабильности ставят серьезные проблемы перед экономической политикой.

Об авторах

О. В. Буклемишев
МГУ имени М. В. Ломоносова
Россия

Буклемишев Олег Витальевич, кандидат экономических наук, доцент экономического факультета

Москва



Е. А. Зубова
МГУ имени М. В. Ломоносова
Россия

Зубова Екатерина Андреевна, аспирант экономического факультета

Москва



М. Н. Качан
отсутствует
Россия

Качан Максим Николаевич, предприниматель

Москва



Г. С. Куровский
МГУ имени М. В. Ломоносова; Центральный банк Российской Федерации
Россия

Куровский Глеб Станиславович, экономист ЦБ РФ, аспирант экономического факультета МГУ

Москва



О. Н. Лаврентьева
МГУ имени М. В. Ломоносова
Россия

Лаврентьева Ольга Николаевна, инженер экономического факультета

Москва



Список литературы

1. Кейнс Дж. М. (2013). Общая теория занятости, процента и денег. М.: Бизнеском.

2. Кузнецова О. С., Мерзляков С. А., Пекарский С. Э. (2019). Воздействие на доверие населения как способ преодоления ловушки ликвидности // Вопросы экономики. № 6. С. 56—78. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2019-6-56-78

3. Bernanke B. (2020). The new tools of monetary policy. American Economic Association Presidential Address, January 4.

4. Binswanger M. (1997). The finance process on a macroeconomic level from a flow perspective: A new interpretation of hoarding. International Review of Financial Analysis, Vol. 6, No. 2, pp. 107—131. https://doi.org/10.1016/S1057-5219(97)90011-9

5. Blinder A. S. (2000). Monetary policy at the zero lower bound: Balancing the risks. Journal of Money, Credit and Banking, Vol. 32, No. 4, pp. 1093—1099. https://doi.org/10.2307/2601162

6. Blanchard O. (2020). High inflation is unlikely but not impossible in advanced economies. Peterson Institute for International Economics, April 24. https://www.piie.com/blogs/realtime-economic-issues-watch/high-inflation-unlikely-not-impossibleadvanced-economies

7. Coibion O., Gorodnichenko Y., Weber M. (2020). How did U.S. consumers use their stimulus payments? NBER Working Paper, No. 27693. https://doi.org/10.3386/w27693

8. IMF (2020). World economic outlook: The great lockdown. Washington, DC: International Monetary Fund, April.

9. Jordа Т., Sanjay R. S., Taylor A. M. (2020). Longer-run economic consequences of pandemics. Federal Reserve Bank of San Francisco Working Paper, No. 2020-09. https://doi.org/10.24148/wp2020-09

10. Krugman P. R., Dominquez K. M., Rogoff K. (1998). It’s Baaack: Japan’s slump and the return of the liquidity trap. Brookings Papers on Economic Activity, Vol. 1998, No. 2, pp. 137—205. https://doi.org/10.2307/2534694

11. Lee J. W., McKibbin W. J. (2004). Globalization and disease: The case of SARS. Asian Economic Papers, Vol. 3, No. 1, pp. 113—131. https://doi.org/10.1162/1535351041747932

12. Lilley A., Rogoff K. (2020). Negative interest rate policy in the post COVID-19 world. VOX, CEPR Analytical Portal, April 17. https://voxeu.org/article/negative-interest-rate-policy-post-covid-19-world

13. Malanima P. (2012). The economic consequences of the Black Death. In: E. Lo Cascio (ed.). L’impatto della “Peste Antonina”. Bari: Edipuglia, pp. 311—328.

14. Mauro P., Zhou J. (2020). r–g<0: Can we sleep more soundly? IMF Working Paper, No. 20/52. https://doi.org/10.5089/9781513536071.001

15. McKibbin W., Sidorenko А. (2006). Global macroeconomic consequences of pandemic influenza. CAMA Working Papers, No. 2006-26.

16. Palley T. (2019). The fallacy of the natural rate of interest and zero lower bound economics: Why negative interest rates may not remedy Keynesian unemployment. Review of Keynesian Economics, Vol. 7, No. 2, pp. 151—170. https://doi.org/10.4337/roke.2019.02.03

17. Petersen D. J. (1995). Monetary aggregates, payments technology, and institutional factors. Economic Review Federal Reserve Bank of Atlanta, Vol. 80, pр. 30—37.

18. Rachel L., Summers L. H. (2019). On secular stagnation in the industrialized world. Brookings Papers on Economic Activity, Spring, pp. 1—76.

19. Summers L. H. (2014). US economic prospects: Secular stagnation, hysteresis, and the zero lower bound. Business Economics, Vol. 49, No. 2, рр. 65—73. https://doi.org/10.1057/be.2014.13

20. Stiglitz J. E., Weiss A. (1981). Credit rationing in markets with imperfect information. American Economic Review, Vol. 71, No. 3, рр. 393—410.


Дополнительные файлы

Для цитирования:


Буклемишев О.В., Зубова Е.А., Качан М.Н., Куровский Г.С., Лаврентьева О.Н. Макроэкономическая политика в эпоху пандемии: что говорит модель IS-LM? Вопросы экономики. 2021;(2):35-47. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2021-2-35-47

For citation:


Buklemishev O.V., Zubova E.A., Kachan M.N., Kurovsky G.S., Lavrentieva O.N. Macroeconomic policy in a pandemic era: What does the IS-LM model show? Voprosy Ekonomiki. 2021;(2):35-47. (In Russ.) https://doi.org/10.32609/0042-8736-2021-2-35-47

Просмотров: 890


ISSN 0042-8736 (Print)