Preview

Вопросы экономики

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Только для подписчиков

Развилки пенсионной реформы: российский и международный опыт

https://doi.org/10.32609/0042-8736-2019-9-5-39

Полный текст:

Аннотация

В работе проводится сравнительный анализ повышения пенсионного возраста в России с другими возможными способами адаптации пенсионной системы к старению населения. Показано, что принятое в 2018 г. решение о повышении пенсионного возраста было наиболее предпочтительным с точки зрения темпов роста экономики и общественного благосостояния. Отмечается, что, в отличие от развитых стран, сочетающих меры по снижению относительного уровня пенсий, более позднему выходу работников на пенсию и увеличению пенсионных расходов, в России разные способы адаптации к старению использовались поочередно. После падения по итогам 2002—2007 гг. отношения пенсий к зарплате до 23% началось увеличение пенсионных расходов, достигшее за последующее десятилетие почти 3 п. п. ВВП. Показано, что оно на 2/3 финансировалось за счет сокращения доли других (в основном «производительных», то есть работающих на развитие) расходов и на 1/3 обеспечивалось перераспределением доходов от работников к пенсионерам. Если общее решение о повышении пенсионного возраста было оправданным, то его параметры можно считать обоснованными лишь в среднем. Проведенный межстрановой анализ показал, что ожидаемым параметрам продолжительности здоровой жизни россиян соответствовали бы значения пенсионного возраста 63/62 года для мужчин/женщин. Фактически установленные новые значения пенсионного возраста 65/60 сохраняют серьезный гендерный диспаритет: возраст выхода на пенсию останется существенно заниженным для женщин и станет заметно завышенным для мужчин. Получены оценки бюджетного эффекта повышения пенсионного возраста, который к 2028 г. достигнет 3% ВВП. Однако в основном это только позволяет избежать дальнейшего наращивания пенсионных расходов, и лишь примерно 1% ВВП составляет реальная экономия бюджетных средств, которые могут быть направлены на другие цели, например на программы увеличения продолжительности здоровой жизни населения.

Об авторе

Е. Т. Гурвич
Экономическая экспертная группа; НИФИ Минфина России
Россия

Гурвич Евсей Томович - к. ф.-м. н., руководитель Экономической экспертной группы (ЭЭГ), руководитель Центра бюджетного анализа и прогнозирования НИФИ Минфина России

Москва



Список литературы

1. Вишневский А., Васин С., Рамонов А. (2012). Возраст выхода на пенсию и продолжительность жизни // Вопросы экономики. № 9. С. 88—109. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2012-9-88-109

2. Горлин Ю. М., Ляшок В. Ю. (2019). Пенсионный гамбит // Журнал Новой экономической ассоциации. № 2 (42). С. 177—186. https://doi.org/10.31737/2221-2264-2019-42-2-7

3. Горлин Ю. М., Гришина Е. Е., Ляшок В. Ю., Федоров В. В. (2017). Повышение пенсионного возраста: опыт зарубежных стран и оценка эффектов для России // Финансовый журнал. № 6. С. 85—98.

4. Горлин Ю., Ляшок В., Малева Т. (2018). Повышение пенсионного возраста: позитивные эффекты и вероятные риски // Экономическая политика. Т. 13, № 1. С. 148—179. https://doi.org/10.18288/1994-5124-2018-1-06

5. Гурвич Е. Т. (2019). Пенсионная политика и старение населения // Журнал Новой экономической ассоциации. № 2 (42). С. 177—186. https://doi.org/10.31737/2221-2264-2019-42-2-10

6. Гурвич Е. Т., Иванова М. А. (2018). Экономический эффект старения населения и пенсионных реформ // Финансовый журнал. № 5. С. 9—22. https://doi.org/10.31107/2075-1990-2018-5-9-22

7. Иванова М., Балаев А., Гурвич Е. (2017). Повышение пенсионного возраста и рынок труда // Вопросы экономики. № 3. С. 22—39. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2017-3-22-39

8. Ляшок В. Ю., Назаров В. С., Орешкин М. С. (2016). Факторы роста размера пенсий в современной России // Финансовый журнал. № 1. С. 7—21.

9. Малева Т. М., Синявская О. В. (2005). Пенсионная реформа в России: история, результаты, перспективы // Аналитические доклады НИСП. М.: Поматур.

10. Росстат (2018). Предположительная численность населения Российской Федерации до 2035 года. М.: Росстат.

11. Синявская О. В. (2017). Российская пенсионная система в контексте демографических вызовов и ограничений // Экономический журнал ВШЭ. Т. 21, № 4. С. 562—591.

12. Соловьев А. К., Попов В. Ю. (2016). Актуарное исследование демографических факторов повышения пенсионного возраста // Вестник Финансового университета. № 4. С. 42—55.

13. Abeliansky A., Strulik H. (2019). Long-run improvements in human health: Steady but unequal. The Journal of the Economics of Ageing, [forthcoming].

14. Barnes S., Bouis R., Briard P., Dougherty S., Eris M. (2013). The GDP impact of reform: A simple simulation framework. OECD Economics Department Working Papers, No. 834. https://doi.org/10.1787/18151973

15. Bloom D., Canning D., Moore M. (2014). Optimal retirement with increasing longevity . Scandinavian Journal of Economics, Vol. 116, No. 3, pp. 838—858. https://doi.org/10.1111/sjoe.12060

16. Bonenkamp J., Meijdam L., Ponds E., Westerhout E. (2017). Ageing-driven pension reforms. Journal of Population Economics, Vol. 30, No. 3, pp. 953—976. https://doi.org/10.1007/s00148-017-0637-0

17. Börsch-Supan A. (2012). Entitlement reforms in Europe: Policy mixes in the current pension reform process. NBER Working Paper, No. 18009.

18. Carone G., Eckefeldt P., Giamboni L., Laine V., Pamies Sumner S. (2016). Pension reforms in the EU since the early 2000’s: Achievements and challenges ahead. European Commission Discussion Paper, No. 042. http://dx.doi.org/10.2765/620267

19. Chybalski F., Marcinkiewicz E. (2016). The replacement rate: An imperfect indicator of pension adequacy in cross-country analyses. Social Indicators Research, Vol. 126, No. 1, pp. 99—117. https://doi.org/10.1007/s11205-015-0892-y

20. Clements B., Coady D., Eich F., Gupta S., Kangur A., Shang B., Soto M. (2012). The challenge of public pension reform in advanced and emerging market economies. IMF Occasional Paper, No. 275.

21. European Commission (2018). The 2018 ageing report. Institutional Paper, No. 079.

22. Filgueira F., Manzi P. (2017). Pension and income transfers for old age. Inter- and intra-generational distribution in comparative perspective. United Nations Social Policy Series, No. 225.

23. Fournier J.-M. (2016). The positive effect of public investment on potential growth. OECD Economics Department Working Papers, No. 1347.

24. Grech A. (2018). What makes pension reforms sustainable? Sustainability, Vol. 10, No. 8, 2891. https://doi.org/10.3390/su10082891

25. Haan P., Prowse V. (2014). Longevity, life-cycle behavior and pension reform. Journal of Econometrics, Vol. 178, No. P3, pp. 582—601. https://doi.org/10.1016/j.jeconom.2013.08.038

26. Hauner D. (2008) Macroeconomic effects of pension reform in Russia. IMF Working Paper, No. WP/08/201.

27. Holzmann R. (2013). Global pension systems and their reform: Worldwide drivers, trends and challenges. International Social Security Review, Vol. 66, No. 2, pp. 1—29. https://doi.org/10.1111/issr.12007

28. Hsu Y.-H. (2017). The welfare effects of pension reforms in an aging economy. American Journal of Industrial and Business Management, Vol. 7, pp. 652—670. https://doi.org/10.4236/ajibm.2017.75049

29. ILO (2017). World social protection report 2017—19. International Labor Organization.

30. Karam P., Muir D., Pereira J., Tuladhar A. (2010). Macroeconomic effects of public pension reforms. IMF Working Paper, No. WP/10/97.

31. Lee R. (2016). Macroeconomics, aging and growth. NBER Working Paper, No. 22310.

32. Martinez-Vazquez J. (2006). Who bears the burden of taxes on labor income in Russia? International Studies Program Working Paper, No. 06-21, Georgia State University,

33. Nerlich C., Schroth J. (2018). The economic impact of population ageing and pension reforms. ECB Economic Bulletin, No. 2, pp. 85—109.

34. OECD (2017). Pensions at a glance 2017: OECD and G20 Indicators. Paris: OECD Publ.

35. Okawa Y., Sanghi A. (2018). Potential growth outlook and options for the Russian Federation. World Bank Policy Research Working Paper, No. 8663.

36. Prettner K., Canning D. (2012). Increasing life expectancy and optimal retirement: Does population aging necessarily undermine economic prosperity? PGDA Working Paper, No. 91.

37. Salomon J. A., Wang H., Freeman M. K., Vos T., Flaxman A. D., Lopez A. D, Murray C. J. L. (2012). Healthy life expectancy for 187 countries, 1990—2010: A systematic analysis for the Global Burden Disease Study 2010. The Lancet, Vol. 380, No. 9859, pp. 2144—2162. https://doi.org/10.1016/s0140-6736(12)61690-0

38. SSA (2017). Social security programs throughout the world: Africa, 2017 (SSA Publication No. 13-11803). Washington, DC: Social Security Administration.

39. SSA (2018a). Social security programs throughout the world: Europe, 2018 (SSA Publication No. 13-11801). Washington, DC: Social Security Administration.

40. SSA (2018b). Social security programs throughout the world: The Americas, 2017 (SSA Publication No. 13-11804). Washington, DC: Social Security Administration.

41. SSA (2019). Social security programs throughout the world: Asia and the Pacific, 2018 (SSA Publication No. 13-11802). Washington, DC: Social Security Administration.

42. UN (2017). World population prospects: The 2017 revision [DVD edition]. UN Population Division.


Для цитирования:


Гурвич Е.Т. Развилки пенсионной реформы: российский и международный опыт. Вопросы экономики. 2019;(9):5-39. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2019-9-5-39

For citation:


Gurvich E.T. The junctions of pension reforms: Russian and international experience. Voprosy Ekonomiki. 2019;(9):5-39. (In Russ.) https://doi.org/10.32609/0042-8736-2019-9-5-39

Просмотров: 596


ISSN 0042-8736 (Print)